Почему Путин принес в жертву своего министра экономики

"В пoслeднee врeмя рoссийский прeзидeнт Путин дoвoльнo пoслeдoвaтeльнo и чeткo дaeт пoнять, чтo высoкoпoстaвлeнныe чинoвники нe зaстрaxoвaны oт oбвинeний в кoррупции", — пишeт обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский. И все же арест министра Алексея Улюкаева выделяется из общего ряда, считает он. История с Улюкаевым заставляет усомниться в будущем и экономической команды Путина, и главы "Роснефти" Игоря Сечина.

По мнению Бершидского, после присоединения Крыма и обвала цен на нефть Путину "разонравился кумовской капитализм первого десятилетия ХХI века (либо Путин больше не может содержать его, не создавая себе неудобств), и теперь он хочет, чтобы страна мобилизовалась, милитаризировалась, прониклась патриотизмом и заняла круговую оборону от гипотетической западной угрозы и сопряженных с ней экономических трудностей".

"Чтобы возвестить о переменах, Путину требовались крупные расследования коррупции", — продолжает автор.

Однако, по мнению Бершидского, Путин не угрожал экономической команде в правительстве и ЦБ, так как Россия нуждается в компетентном управлении экономикой.

Темпы экономического роста в России невозможно повысить без структурных реформ, а Улюкаев — один из немногих, у кого есть опыт, знания и выносливость, чтобы осуществить перемены или выдержать натиск в случае их невозможности, говорится в статье.

Бершидский также пишет: "Хотя следователи не обвинили ни "Роснефть", ни Сечина в каких-либо противоправных действиях и не оспорили законность сделки, один бывший инсайдер из "Роснефти" сказал мне, что конечной мишенью расследования, возможно, является Сечин. Его неустанные попытки национализировать нефтяную промышленность давно тревожат уцелевшие независимые нефтедобывающие компании, крупнейшая из которых — "Лукойл". Одновременно Путин "прореживает" свое ближайшее окружение — президента, возможно, беспокоит диспропорционально-большое влияние Сечина. Вдобавок сейчас "Роснефть" — единственная компания, подавшая заявку на 19,5% своих же акций, которые планируется приватизировать в этом году. Идея в том, что она может помочь правительству заткнуть дыру в бюджете, а затем перепродать пакет какому-то реальному инвестору, но это явно не тот результат, которого Путин хочет от крупнейшей в 2016 году продажи госсобственности".

"В аресте Улюкаева есть хоть какая-то логика, если это шаг к опале Сечина, — комментирует Бершидский. — Но путинский "нефтяной царь" не уйдет без боя. Если Сечин победит и сохранит контроль над "Роснефтью", то согласие Путина на арест Улюкаева, возможно, только ослабит его экономическую команду, дав взамен лишь сомнительную пиар-выгоду от антикоррупционной кампании, представляющей собой фиговый лист".